На пути к равным правам

IMG_7760

«Молчи, женщина, твой день — 8 Марта», «Твое место на кухне у плиты», «Твое предназначение готовить, стирать, убирать, рожать детей»… К сожалению, эти фразы продолжают умалять права женщин и сегодня, в современный век равноправия, толерантности, гендерного равенства. В сознании общества до сих пор живут старые нелепые стереотипы. Но почему они так укрепились? Что мешает их искоренению? Ответы на данные вопросы могут сильно удивить, ведь вряд ли кому-либо пришла бы мысль, что занижению социальной роли женского пола способствуют в том числе… школьные учебники. Именно их содержание и формирует в сознании подрастающего поколения представление о традиционных гендерных ролях мужчин и женщин. При этом первые всегда лидируют.

Надо сказать, что проверкой школьных книг на гендерную чувствительность никто не занимался до появления проекта «Стимулирование и мониторинг в сфере образования», реализуемого общественным объединением «Экологическое движение             «БИОМ» и Фондом Конрада Аденауэра при поддержке Европейского союза. Конечно, цель масштабной программы, работающей в стране 30 месяцев, только данным аспектом не ограничивалась: благодаря ей общественный совет Министерства образования и науки (МОиН) стал активно участвовать во многих вопросах, заниматься разработкой и проведением политики в области образования, а также мониторингом ее результатов.

Итоги одного из таких исследований на тему «Гендерное измерение школьных учебников в школах» прозвучали на прошедшем недавно круглом столе, посвященном закрытию вышеназванного проекта. Участие в нем приняли министр образования и науки Гульмира Кудайбердиева, сотрудники и представители общественного совета МОиН, экологического движения «БИОМ», Фонда Конрада Аденауэра, Европейского союза, эксперты, СМИ.

Результаты огласила гендерный эксперт, исполнительный директор ОО «Агентство социальных технологий», координатор Альянса женских законодательных инициатив Зульфия Кочорбаева, которая пояснила: «Передо мной стояла задача изучить современные учебно-методические материалы и выяснить, насколько они свободны от гендерных стереотипов и как они воспроизводят существующие предубеждения в отношении лиц разного пола».

Анализу подверглись книги, изданные уже в период суверенитета Кыргызстана, — это 11 учебников на русском и 16 на кыргызском языке. И в них, несмотря на то что авторы, скорее всего, пытались учитывать гендерные аспекты, есть определенные диспропорции (например, в иллюстрациях мужчины изображаются чаще женщин). Это создает впечатление, что мужской пол активнее и в целом социально продвинут, имеет больше вариантов воспроизведения своих инициатив, нежели женский.

Так, в учебниках с кыргызским языком обучения 222 «женские» (29%) и 541 «мужская» картинка, с русским — 171 «женская» (22%) и 375 «мужских». Женские имена (реальных личностей и персонажей текстов, упражнений) упоминаются реже мужских в несколько раз. Эта тенденция характерна как для гуманитарных, так и для естественнонаучных предметов. На этих же рисунках воспроизводятся традиционные гендерные роли: к примеру, специальностей, в которых заняты мужчины, гораздо больше, и их спектр шире, в то время как роли женщин сводятся к учительнице, домохозяйке, матери, продавщице на рынке. Нет в учебниках женских персонажей, активных в социальной, научной, политической и экономической сферах. (К слову, если представитель мужского пола что-то открыл или изобрел, его вкладу в науку может быть уделен целый параграф, однако если автором разработок является женщина, то она и ее деятельность не описываются.)

Соответственно, дети думают, что в истории роль женщин нулевая. Даже на иллюстрациях, демонстрирующих простой эксперимент, преимущественно представлены мальчики, хотя провести опыт со свечой у двери и показать, как движутся потоки воздуха, вполне могла бы и девочка. «Эти грубые ошибки ставят подходы авторов учебников под сомнение и говорят о том, что серьезных гендерных экспертиз наши книги не проходили. При небольшой корректировке мы могли бы такие неточности выровнять», — говорит эксперт.

Проблема в том, что в стране в качестве обязательной не закреплена на этапе разработки оформления и содержания учебников специализированная гендерная экспертиза, которая помогла бы избежать трансляции гендерных стереотипов. Кроме того, нужно повышать уровень гендерной чувствительности, осведомленности и компетентности методистов и разработчиков книг, у которых есть свои, сформированные на предыдущих этапах образования стереотипы. Министерству образования необходимо организовать их гендерное обучение, проходящее на постоянной основе. «Также мы рекомендовали бы обучать учителей тех школ, где планируется апробация учебников, до подписания их в широкую печать, чтобы педагоги могли прокомментировать их содержание и оформление, выявить, что необходимо пересмотреть с гендерной точки зрения. Это будет иметь огромное значение в улучшении учебных пособий и освобождении их от гендерных перекосов», — говорит Зульфия Кочорбаева.

С определенной периодичностью учебники необходимо переиздавать либо создавать новые: во-первых, потому что они изнашиваются, во-вторых, с изменениями в обществе и науке должно обновляться и их содержание. Министерство образования, безусловно, ведет работу по замене старых книг на новые, но поэтапно. «Поэтому мы и предлагаем закрепить процедуру гендерной экспертизы, чтобы избежать грубых ошибок. Конечно, с финансовой точки зрения в одночасье заменить уже имеющиеся с ошибками учебники невозможно, как и запретить те, в которых выявлены перекосы, это нецелесообразно. Это непростой процесс, и мы это понимаем. Поэтому рекомендуем решить проблему постепенно, по мере появления новых пособий», — сказала гендерный эксперт.

Она также отметила, что зачастую именно в школе закладываются и поддерживаются гендерные стереотипы. Это связано с информацией, с которой сталкиваются школьники, и с низкой гендерной чувствительностью учителей. В педагогических вузах этому вопросу не уделяется должного внимания. Кроме того, профессия учителя имеет в основном женское лицо, потому что мужчины в сферу образования идти не хотят. «Чем младше дети, тем больше вероятность, что их учителями станут женщины. Только в старших классах появляются педагоги-мужчины — преподаватели физкультуры, труда, физики. Подавляющее большинство сотрудников дошкольного образования — тоже женщины. Это говорит о том, что мы сами воспроизводим гендерные стереотипы», — заметила докладчик.

По ее словам, завершившийся проект проделал огромную работу по комплексному мониторингу ситуации в школах. «Хорошо, что благодаря проекту эти важные шаги сделаны, поскольку у нас есть обязательства как на международном, так и на национальном уровнях. Учебные материалы и система образования должны быть свободны от гендерных стереотипов и дискриминации и ни в коем случае не способствовать воспроизводству таких негативных установок. Но практика реализации этих обязательств пока оставляет желать лучшего. Проект поднял эти вопросы, при этом организованы широкие обсуждения с привлечением общественного совета МОиН и его сотрудников. Мы рассчитываем, что совместная работа в этом направлении продолжится», — заключила докладчик.

Аида Ширинова, Слово Кыргызстана